Многомерность детерминации пола 2

Многомерность детерминации пола 2
  • На терминальных уровнях половой дифференцировки в норме наблюдается та же каузальная последовательность, что и на начальных: гражданский пол, определяя пол воспитания (от выбора формы одежды, прически и игр до применения наказаний за неконформное сексуальное поведение), тем самым формирует половое самосознание, которое в свою очередь определяет исполняемую индивидуумом половую роль, прежде всего выбор сексуального партнера. Однако указанные отношения, характерные для нормы, могут деформироваться на различных этапах при патологических воздействиях, и предлагаемая нами схема облегчает труд врача-сексопатолога (в частности, при толковании механизмов формирования гомосексуализма, обусловленного нарушениями в одном из критических периодов становления сексуальности).

Уровни детерминации

  • Сопоставляя относительную значимость различных уровней детерминации пола по результатам многолетних наблюдений за больными с нарушениями половой дифференцировки (так называемых интерсексов), Мани и супруги Хэмпсон в своих ранних работах приходят к выводу, что в сексуальной аутоидентификации личности и выборе полового партнера «хромосомы, гонады, гормоны — все они по сравнению с воспитанием играют вторую скрипку». Первая группа факторов (обозначенных нами как физикальные) в их противопоставлении факторам социально-психологическим уподобляются Мани условиям становления языка: «Генетические и другие врожденные факторы предопределяют лишь саму возможность развития и дифференцировки языка, но никак не предопределяют, будет ли этот язык английским, арабским, нахуатли или каким-либо иным. Так же точно в психо-сексуальной сфере генетические и другие врожденные факторы предопределяют лишь саму возможность дифференцировки половых ролей и сексуальной аутоидентификации, но никак непосредственно не предопределяют, будет ли направление этой дифференцировки мужским или женским». Другими словами, индивидуум заканчивает свое развитие как мужчина, женщина, гомосексуал или амбисекс, подобно тому как разные люди заканчивают свою жизнь как владеющие только английским, только арабским языком или как полиглоты — под влиянием чисто культуральных воздействий своего микросоциального окружения. При этом Мани подчеркивает роль критических периодов становления полового самосознания ребенка, которое с учетом индивидуальных различий формируется в возрасте от 1 года до 5 лет.
  • Однако несколько лет спустя была опубликована работа сотрудников Канзасского университета, продемонстрировавшая влияние эмбриональных гормонов на половое поведение взрослых морских свинок: при введении беременным самкам андрогенов в рождавшемся помете самцы вели себя нормально, а самки, соматически при соответствующем выборе доз ничем не отличавшиеся от нормальных, с наступлением половой зрелости вели себя как самцы. Так была получена экспериментальная модель гомосексуального поведения, проводящая аналогию с половым поведением активно гомосексуальных женщин. Вслед за этим Ньюман, применив эмбрионально антиандрогенный препарат ципротерон в условиях поэтапного эксперимента, получил у крыс искусственную самку, поведенческая модель которой по параметрам половой роли и выбора сексуального партнера дополняла модель канзасских исследователей. Теоретический вывод из этих экспериментов доказывал, что в определенные периоды внутриутробного развития под влиянием эмбриональных гормонов происходит стойкая дифференцировка мозговых механизмов гипоталамуса по мужскому или женскому типу, предопределяющая направленность сексуального поведения особи в будущем. Половая слабость это не приговор. Tadajoy 20Vilitra 40Eregra 100.
  • В серии работ советских исследователей было показано, что выводы, касающиеся формирования гипоталамо-гипофизарной регуляции половой дифференцировки у животных, с большой вероятностью применимы и к человеку. Первоначально были установлены отчетливые половые различия в содержании гонадотропинов в гипофизе человеческих плодов по крайней мере с 13-й недели развития. Далее было показано, что эти различия в секреции гонадотропинов зародышевым гипофизом, как и у других млекопитающих, не определяются половым диморфизмом самого гипофиза. И наконец, опыты с культивированием гипофиза человеческих плодов в синтетической среде и добавлением гомогената гипоталамуса от плодов разного пола позволили установить, что только ткань гипоталамуса плодов девочек в возрасте 19—28 нед вызывает выведение лютеинизирующего гормона в среду. Все имеющиеся данные свидетельствуют, что характерный для самцов тип дифференцировки гипоталамуса осуществляется в раннем онтогенезе под воздействием гормонов эмбрионального семенника. Клинические наблюдения позволяют предполагать, что дифференцировка гипоталамуса по женскому или мужскому типу происходит у человека с 4-го по 7-й месяц внутриутробной жизни.
  • Подобного рода факты заставили Мани пересмотреть свои прежние взгляды и от односторонней переоценки психосоциальных факторов перейти на позиции системного подхода. Особого упоминания в этом плане заслуживает проведенное им совместно с Эрхардт катамнестическое изучение 10 девочек, рожденных от матерей, которые в период беременности получали прогестин (для лечения привычного выкидыша) — в этих наблюдениях имел место своеобразный «человеческий» аналог эксперимента канзасской группы. Исследованные в препубертатном возрасте, эти девочки выявили следующие особенности:
  1. необычайно высокий показатель умственного развития IQ (Intelligence Quotient), превышавший у 6 девочек 130;
  2. 9 из 10 предпочитали играть в компании мальчиков и в мальчишечьи игры (единственная девочка, предпочитавшая игры с куклами, составляла исключение и в том отношении, что была единственной из 10 без каких-либо признаков соматической маскулинизации);
  3. те же 9 девочек характеризовались окружающими как повышенно самоуверенные и независимые, их называли tomboy (девочка-сорванец, девчонка с мальчишескими ухватками).
  • В заключение следует подчеркнуть выделение М.С. Мицкевичем двух основных видов гормонального воздействия физикальных детерминант, выявляющихся в двух критических периодах полового развития — эмбриональном и пубертатном. Эти воздействия обозначаются как организующее, или морфогенетическое, и как активационное. «Первое особенно ярко проявляется в ранние этапы онтогенеза, когда гормоны выступают как организаторы, или индукторы, роста и дифференцировки, как абсолютно необходимые агенты, а вызываемое ими действие носит необратимый характер, в то время как активационный тип гормонального действия связан с изменением размера или уровня функции и обычно имеет обратимый характер».